Проректор по инклюзивному образованию МГППУ о неготовности школ к инклюзии

СМИ о нас

инклюзия

Накануне 1 сентября в соцсети Facebook разгорелась дискуссия из-за поста директора детского хосписа "Дом с маяком" Лиды Мониава, которая не смогла устроить в школу подопечного тяжелобольного ребенка. Большинство высказалось против совместного обучения здоровых учеников и инвалидов. Мы поговорили со специалистами в области инклюзивного образования об актуальных школьных проблемах и о том, почему нежелание учителей и родителей видеть в классах детей с инвалидностью — тревожный сигнал.

Причины неготовности, по мнению проректора Московского государственного психолого-педагогического университета Светланы Алехиной, в сильном дефиците специалистов, которые умеют работать с особенными детьми. 

"У нас в массовых школах страны кадровый дефицит дефектологов и тьюторов, которые умеют учить и сопровождать таких детей. Кадровый дефицит — это даже не проблема неготовности кадров, а проблема отсутствия необходимых специалистов. Потому что трудно взять и переучить учителя, который 30 лет работал в классе с обычными детьми. В школы должны прийти люди, изначально подготовленные к работе с особыми детьми. Они должны помогать учителям адаптировать программу обучения, наставлять, объяснять особенности того или иного ребенка, присутствовать на уроках, брать на себя часть задач. А без помощи дефектолога обычный педагог не справится с задачами инклюзии никогда".

По словам Светланы Алехиной, в сентябре 2019 года вышел приказ Минпросвещения о психолого-педагогическом консилиуме образовательной организации. Согласно документу, консилиум должен появиться в каждой школе.

"Это и есть та команда разнопрофильных специалистов, в которую приходят коррекционные педагоги, дефектологи, психологи, тьюторы, которые обсуждают конкретного ученика и его ситуацию обучения: трудности развития, адаптацию программ, работу с педагогами, привлекают родителей, чтобы они понимали, как их ребенок адаптируется и учится", — поясняет Светлана. 

По данным Министерства просвещения, в системе российского школьного образования учатся 750 000 детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Более 55% из них обучается инклюзивно, остальные 45% — в коррекционных классах и школах. Ведомство также сообщило ТАСС в письменном комментарии, что в стране ведется переподготовка педагогов для работы с такими учениками:

"В целях обеспечения непрерывного профессионального роста педагогов и специалистов, занятых в работе с детьми с ОВЗ и инвалидностью, за счет средств государственной программы "Доступная среда" ежегодно проводятся обучающие мероприятия для руководящих и педагогических работников по вопросам работы с детьми с ОВЗ с охватом более 10 тысяч участников каждый год. На регулярной основе подобные программы проводятся и в регионах.

Растет подготовка и выпуск по направлению "специальное дефектологическое образование" в педагогических университетах. В 2019 году выпуск составил 9135 человек. Прогнозируемый выпуск в 2020 году ожидается в количестве 9438 человек".

По предоставленным ТАСС данным столичного Департамента образования, за 2019 год "повышение квалификации по вопросам реализации адаптированных программ прошли более 2900 педагогов. Для освоения новых методик обучения детей с ограниченными возможностями здоровья и организации инклюзивного образования учителя чаще выбирают курсы повышения квалификации продолжительностью 72 часа. Для педагогов прохождение курсов бесплатное, потому что обучение оплачивается образовательной организацией на портале dpomos.ru". 

Также Департамент образования сообщил, что, по его данным, в Москве нет дефицита кадров. 

"Образовательные организации города Москвы полностью укомплектованы высококвалифицированными специалистами, в том числе в области инклюзивного образования, имеют современную материально-техническую базу, что позволяет им создать специальные условия обучения обучающимся с особыми образовательными потребностями.

Однако, считает Светлана Алехина, нельзя судить по ситуации в Москве о проблемах в регионах. 

"В столице готовят больше специалистов, это ожидаемо, здесь главные педагогические вузы, лучшие школы, — говорит Светлана Алехина. — И даже в Москве мы сталкиваемся с ситуациями, когда ребенка с инвалидностью не готовы принять в школу. В год успевают переподготовить чуть более тысячи педагогов, а всего в России более 4 миллионов учителей. Вот и судите, много это или мало". 

Нехватка квалифицированных специалистов и накопленного опыта работы в инклюзивных классах приводит к конфликтам особых детей с остальными учениками, их родителями и учителями. 

"Несогласий, противоречий, конфликтов очень много в инклюзивной практике, для нас это неудивительно, — говорит Светлана Алехина. — При негативном сценарии это решается как противостояние со стороны школы, которая обязана принять и выполнить рекомендации комиссии, и учить этого ребенка, родителей ребенка-инвалида, которые хотят, чтобы ребенок учился в массовой школе, и родителей других детей, которые не хотят, чтобы этот ребенок учился в классе".

Ответственность за решение конфликтных ситуаций в классе лежит на учителях и руководстве школы. Именно они должны налаживать коммуникацию, сотрудничество с родителями, встречаться с детьми и отвечать на их вопросы, объяснять, почему особые дети приходят в классы, считает Светлана. 

"Есть научные отечественные и международные разработки, есть отечественная и зарубежная практика, которая научилась снимать эти конфликты в реальных ситуациях. Построение школьных отношений — это стратегия школы. Если школа накопила некоторый опыт инклюзивной культуры, то эти конфликты постепенно уходят, их становится все меньше и меньше". 

Читайте статью полностью на сайте информационного агентства ТАСС

Источники: Отдел по информационной политике и связям с общественностью Институт проблем инклюзивного образования