Маньяки опасны, как террористы. Михаил Дебольский о работе с лицами, совершившими половые преступления

СМИ о нас

Маньяки опасны, как террористы. Михаил Дебольский о работе с лицами, совершившими половые преступления

После выхода фильма Ксении Собчак о скопинском маньяке Викторе Мохове, который отсидел в тюрьме 17 лет за то, что почти четыре года удерживал в своем подвале и насиловал двух несовершеннолетних девушек, в социальных сетях разразилась дискуссия, насколько этично брать интервью у преступника и как в публичном пространстве обсуждать такие события. Редакция «Психологической газеты» также задумалась над этими и другими вопросами и решила обсудить их с психологами.

Михаил Георгиевич Дебольский, кандидат психологических наук, профессор кафедры юридической психологии и права факультета юридической психологии Московского государственного психолого-педагогического университета, один из организаторов психологической службы уголовно-исполнительной системы и ее первый руководитель (2000–2010), ответил на вопросы корреспондента «Психологической газеты».

— Как Вы считаете, в каких формах допустимо рассказывать о преступлениях в СМИ?

— Это может быть просто фактологическая, безоценочная информация о конкретном событии. Если журналист намерен взять интервью, то, в первую очередь, надо бы встретиться не с маньяком, а с жертвами и потом в глаза сказать преступнику, что о нем думают пострадавшие и другие люди. Недопустимо представлять бывшего осужденного с гордо поднятой головой: пока не попросил прощения, опусти глаза! Даже в исправительных учреждениях такие осужденные ходят с опущенной головой, остальные заключенные пренебрежительно к ним относятся.

— Может ли широкая огласка подробностей сексуального насилия спровоцировать появление подражателей или это нехарактерно для этого типа преступлений?

— Как заявлял сам Виктор Мохов, начать строить бункер его спровоцировала история в газете о мужчине, державшем в плену женщин, которые на него работали. Для человека, который фантазирует о насилии, огласка подробностей может стать дополнительным толчком к преступлению, поэтому важно показывать не героя, а человека со звериным лицом. В интервью Виктор Мохов пытается демонстрировать свое «благородство»: девушки же остались живы. Нельзя в средствах массовой информации тиражировать такой образ, пропагандировать взгляды преступника.

Я видел интервью с Александром Пичушкиным, который насиловал и убивал женщин в Битцевском лесопарке. Когда он находился в следственном изоляторе, ему писали почти десяток женщин, которые предлагали ему вступить в брак. Одна из таких женщин добилась своего. И в средствах массовой информации рассказывали, как она приезжала к нему на свидания. Так что мы можем говорить, что среди населения есть поклонники таких преступников. Здесь трудно объяснить мотивацию. Кто-то из этих женщин считает, что преступнику просто не повезло в жизни, он не встретил женщину, способную его понять. Кто-то мечтает перевоспитать его. Кто-то имеет мазохистские наклонности.

Читать интервью полностью на сайте Психологической газеты

Источник: Факультет "Юридическая психология"