Ольга ПАВЛОВА, «Уникальность и разнообразие российских этносов – это главный ресурс развития страны». Интернет-портал «Кавказская политика».

СМИ о нас

ОЛЬГА ПАВЛОВА : “Уникальность и разнообразие российских этносов – главный ресурс развития страны”

«Кавказская политика» представляет вниманию читателей интервью с доцентом факультета «Психология образования» Московского городского психолого-педагогического университета, кандидатом педагогических наук, этнопсихологом, Ольгой Павловой. Собеседница рассказала о своих  исследованиях, цель которых – изучение социально-психологических особенностей народов Северного Кавказа.

Павлова считает, что изучение народов России – важнейшая задача научного сообщества, так как отсутствие достоверных представлений формирует недоверие и взаимную неприязнь, порождает предрассудки и негативные стереотипы при восприятии чужой культуры. 

- Вы живо интересуетесь Кавказом, с чем это связано? 

- Проблемы Кавказа меня интересовали  и волновали всегда. Дело в том, что мои корни восходят к древнему кавказскому народу: мой прапрадед был удин, о чем, к сожалению, я узнала совсем недавно. Тем не менее, острое чувство сопричастности кавказским проблемам сопровождало меня на протяжении всей жизни, особенно когда эти проблемы были выведены на первый план в силу многих причин в последние два десятилетия российской истории. 

- Как началось ваше знакомство с горцами? 

- Реальное взаимодействие с представителями народов Кавказа началось с моей работы в качестве проректора в одном из московских вузов, где учились ингуши, чеченцы, кабардинцы, черкесы, представители народов Дагестана, армяне, азербайджанцы. 

Поскольку я интересовалась культурой народов Кавказа, обычаями, религией и многим другим, то часто беседовала со своими студентами, бесконечно задавая вопросы на интересующие меня темы. Постепенно я стала знакомиться с их родными, бывать в гостях, читать книги по истории и культуре Кавказа. 

В университете, где  я работала, мы проводили этнокультурные вечера, на которых молодые люди представляли свою культуру, обсуждали интересные обычаи и традиции, их современный быт. 

Например, нами обсуждалась специфика свадебного обычая в разных культурах, нормы европейской светской этики  и традиционной этики народов Кавказа, такие этические системы как ГIалгIай эздел, Нохчалла, Адыгэ Хабзэ, Ёзден Адет. Сравнивали нормы Домостроя и  горских адатов.  Вечера были интересны не только студентам, но и преподавателям. Заканчивались такие встречи  национальными танцами и угощениями. 

Культура народов Кавказа меня затягивала все глубже и глубже, и я поняла: нужно ехать!  Впервые я полетела на  Северный Кавказ в 2007 году. По приглашению своих друзей-студентов и их родственников я посетила Ингушетию и Кабардино-Балкарию. 

Эта первая поездка стала  переломным моментом в моей жизни. С тех пор каждый свой отпуск и все возможности выехать из Москвы я использовала для поездок на Кавказ.  Я неоднократно побывала во всех республиках Северного Кавказа и в Армении. 

Из каждой поездки я привозила множество самых позитивных впечатлений. Меня искренне восхищали те обычаи и традиции, которые бытуют на Кавказе. Я часто слышу, что на Кавказе происходит разрушение традиций, что упал уровень культуры и т.д. 

Но даже при этом ритуализированные культуры Кавказа, в которых четко построена иерархия отношений, а каждый эпизод общения является почти театрализованным  коммуникативным актом, в котором каждый участник точно знает свою роль, где сохраняется  четкая специфика гендерных ролей (ролей мужчины и женщины), – эти культуры сильно отличаются от повседневной московской культуры, в которой я родилась, выросла и живу. 

Еще одно наблюдение, которое возникало при посещении различных республик СК, заключалось в том, что при наличии общих характерных черт, которые отличают кавказскую цивилизацию (М.Л. Шевченко) или, по-другому, кавказскую историко-культурную область (С.А. Арутюнов), в каждом этносе отмечается своя характерная специфика, своя уникальность. 

Все культуры Кавказа одновременно похожи и не похожи друг на друга. В связи с этим, с момента моей первой поездки, у меня появилась большая внутренняя потребность глубоко изучить специфику каждой культуры, понять, с чем она связана. Поскольку я этнопсихолог, то больше всего меня стали интересовать социально-психологические особенности народов Северного Кавказа. 

- Почему вы решили  взяться за ваше исследование? 

- Именно эти наблюдения и побудили меня начать исследование. Целью исследования стало изучение специфики культур Северного Кавказа и то, как эта специфика влияет на социально-психологические особенности представителей народов СК. Исследование носит комплексный характер, так как изучаются особенности истории, обычаи и традиции, социально-родовая структура этнических общностей, религия и формы ее бытования, язык, традиционная этика и этикет. Системное исследование началось с 2009 года и продолжается в настоящее время. 

- Вы уже завершили первую часть ваших научных изысканий посвящённую вайнахам. Как проходила работа над первой книгой? 

- Исследование началось с изучения чеченцев и ингушей. Материал собирался параллельно, во время моих поездок в ЧР и РИ, а также в ходе общения с московскими и питерскими чеченцами и ингушами. За это время было собрано более тысячи анкет, в которых чеченцы и ингуши отвечали на вопросы, направленные на изучение этнокультурной специфики, а также участвовали в психологическом тестировании. При этом основным методом, безусловно, стал метод включенного наблюдения в ходе непосредственного взаимодействия с представителями этих культур.

Приезжая на Кавказ, я всегда останавливаюсь в семьях моих друзей, где   становлюсь участником повседневной жизни кавказской семьи. Постоянно наблюдая за взаимоотношениями в семье, с соседями и родственниками, методами общественного и семейного воспитания детей, моментами принятия жизненно важных решений, я конструирую для себя мировоззренческую систему народа. 

Постепенно становятся понятны мотивы поведения людей, те причины, которые, прежде всего, влияют на их поступки.  Еще одним важным методом познания является для меня анализ содержания произведений этнической культуры и искусства. 

Каждый раз приезжая в Москву, я привожу с собой множество книг. Анализ литературы, написанной авторами – носителями культуры, позволяет еще глубже понять, что в первую очередь делает чеченцев чеченцами, а ингушей – ингушами. 

В 2010-2012 годах в Чечне и Ингушетии я проводила круглые столы: в ЧГУ, ЧГПИ, ЧИПКРО, в Центре психологической помощи и психологической посткризисной реабилитации города Назрань, где исследуемые мною проблемы, а также полученные в исследовании результаты подвергались обсуждению с самими носителями культуры. 

С момента начала исследования было написано много статей, посвященных отдельным аспектам изучения этнокультур и психологии народов Северного Кавказа: например, статьи о традиционных кавказских люльках и о способе тугого пеленания детей, практикующемся до сих пор у многих кавказских народов, статьи о специфике этнокультурных ценностей, о полиюридизме на СК. 

Летом прошлого года началась работа над книгой, посвященной изучению социально-психологического портрета современных ингушей и тех факторов, которые формируют этот портрет. Книга «Ингушский этнос на современном этапе: черты социально-психологического портрета» вышла в свет в мае 2012 года в московском издательстве «Форум». 

- Презентации книги состоялись как в Москве, так в Ингушетии. Поделитесь вашими впечатлениями. 

Выход в свет книги был посвящен 20-летию Республики Ингушетия, поэтому я отправила материалы еще не изданной книги на всероссийский интернет-конкурс «Что я знаю об Ингушетии и ингушах», организованный Министерством имущественных и земельных отношений РИ к 20-летию республики. 

На конкурс было прислано более 70 работ, строгое жюри внимательно анализировало каждую работу, а я и мои друзья-ингуши с трепетом и волнением ожидали результатов. И вот к 1 мая были оглашены итоги конкурса, в котором моя книга заняла первое место. Это было огромным подарком для меня. Глава РИ Юнус-Бек Евкуров направил в мой адрес поздравительную правительственную телеграмму. 

Презентация книги проходила в Москве в Московском Доме национальностей и в Ингушетии. С особым трепетом и волнением я представляла свою книгу в ходе торжеств, посвященных 20-летию Ингушетии, в ее столице – Магасе, где собрались лучшие представители ингушской науки, общественности и культуры. 

Я получила и получаю до сих пор много откликов и рецензий на книгу. Живой интерес, который книга вызвала, показывает, что тема актуальна и востребована. Вместе с тем, не обходится и без замечаний. Нередко специалисты, которые интересуются Кавказом, хотят увидеть в моей работе конкретные рецепты по решению наболевших проблем. 

К сожалению, в рамках одного этнопсихологического исследования невозможно ответить на вопросы о прогнозах развития региональной политики и бизнеса или оценить все духовные последствия осетино-ингушского конфликта. Да и задача такая мною не ставилась. 

- Будете продолжать работы по данной тематике? 

- Сейчас я работаю над книгой о психологическом портрете чеченского народа. И проходит сбор материала по Северо-Западному Кавказу. Планируется описать социально-психологический портрет карачаево-балкарцев и адыгов. 

Автор: Тимур Куашев

Ссылка на материал