Рассказывают эксперты МГППУ: почему в Москве так популярны коливинги

СМИ о нас

Общага по любви: почему в Москве так популярны коливинги

Фото: Алексей Орлов / Вечерняя Москва

Еще недавно все говорили о коворкингах — общих пространствах для совместной работы и творческого сотрудничества. И вот теперь набирает силу новый тренд: коливинг, в дословном переводе с английского «совместное проживание». Разные люди соединяются в одной большой квартире, чтобы жить и работать на удаленке.

— Вечная проблема в России и особенно в крупных городах — это наличие дешевого доступного жилья, — говорит доцент факультета социальной психологии МГППУ Ольга Даниленко. — Сейчас эта проблема, как никогда, мешает молодежи сепарироваться и начать жить отдельно от родителей. У нынешнего поколения очень выражен «индивидуальный дух», осознание ценности своей личности, они склонны создавать территории для общения по интересам, которые могут сами контролировать, выстраивать отношения по собственному выбору, не подстраиваясь под обстоятельства, навязанные извне. Одна из важнейших потребностей молодого человека, который входит в жизнь, — это отделиться от семьи, но не остаться одному, а найти себе подобных. В семьях очень тесные эмоциональные связи, границы между людьми очень плохо выстроены.

На заметку родителям: если ваше великовозрастное половозрелое чадо все никак не хочет оторваться от «мамкиной юбки», порекомендуйте ему переселиться в коливинг. Глядишь, приживется. А там и повзрослеет.

— Поколение, выросшее в интернете, — отмечает психолог, профессор МГППУ Римма Чиркина, — очень высоко ценит общение. Благодаря соцсетям они убедились, что не одиноки, единомышленников найти легко, так почему бы не перенести это общение в живую жизнь? Так интернет помогает формировать новую реальность.

Коливинг в нынешнем своем виде, — отмечает этнопсихолог Ольга Павлова, — это явление не новое.

Неоднократно возникали коммуны хиппи, веганов, экоактивистов, феминисток, нудистов, представителей творческих профессий, эзотериков... Отдельная песня — общины адептов разнообразных религиозных сект, которые тоже стремятся обособиться от остального мира. В США и других странах «общины по интересам» стали появляться еще в XIX веке.

— Вариантов коллективного существования очень много. И часто идею коммуны, где участники могут менять место жительства, переезжать в другие города и страны, противопоставляют идее «родового гнезда» как нечто новое и революционное. Но полтора года пандемии заставили людей больше ценить свои корни и родовые связи: мы сейчас переживаем бум загородного строительства, люди укрепляют свои «дома-крепости». Но формы коллективного жилья все равно будут развиваться, — полагает Павлова.

Читать статью полностью на сайте Вечерняя Москва



Источники: Отдел по информационной политике и связям с общественностью, Факультет "Юридическая психология", Факультет "Социальная психология"